ЗначениеИмени

Хотя имя собственное призвано идентифицировать предмет в любой ситуации и любом языковом коллективе, оно в подавляющем большинстве случаев обладает национально-языковой принадлежностью.

В каждом языковом коллективе имеются лица иной национальной принадлежности. Если их имена подлежат передаче на другой язык, то последовательное воспроизведение их фонетического или графического облика на языке перевода требует ответа на вопрос: в какой мере эти имена сохранили своеобразие того языка, из которого пришли?

Английский врач и лексикограф Peter Mark Roget, автор известного словаря "Thesaurus of nglish Words and Phrases", всю жизнь прожил в Англии, но унаследовал от родителей-французов фамилию, которая произносится по-французски: Роже. Англичане также произносят эту фамилию на французский манер, но со свойственными их произношению особенностями. Так что, если бы мы решили воспроизвести фонетический облик этой фамилии так, как она произносится в англоязычных странах (где её носитель гораздо более известен, чем во Франции), то надо было бы писать Роужей (в некоторых изданиях попадался и вариант Роджет). Но поскольку даже в англоязычной языковой среде эта фамилия ощущается как французская (о чём свидетельствует её произношение), то и на русский эту фамилию следует передавать по правилам практической транскрипции с французского языка, то есть Роже.

Большие трудности вызывает передача фамилий жителей США, скажем, фамилий славянского происхождения в американском контексте. Сравним, например, следующие устоявшиеся варианты русской передачи следующих ИС: Дэниел Комински и Збигнев Бжезинский, Роберт Сарнофф и Людмила Игнатьев-Каллагэм.

Не до конца ясен и вопрос, как передавать на латинице имена немецкого происхождения, принадлежащие российским (а в прошлом советским) гражданам, — на основе немецкой орфографии или по общим правилам транслитерации с русского? Фамилию Фрейндлих, например, надо в первом случае передавать как Freundlich, во втором — как Freindlikh.

Очевидно, и в этом случае решение будет зависеть от того, насколько этнические истоки имени актуальны для характеристики его носителя. Например, в переводе статьи об эмиграции российских этнических немцев в Германию их фамилии, очевидно, следует давать в немецкой орфографии.

При переводе с русского языка надо особенно внимательно относиться к именам иностранного происхождения, транскрибированным по-русски. В этом случае следует стремиться восстановить орфографию имени на том языке, из которого оно происходит. Так, в одном из рассказов С. Довлатова фигурирует поляк-эмигрант по имени Венчислав Глинский, живущий в США. Переводчица рассказа А. Буис (Antonina W. Bouis), по-видимому, сознавала, что следовало бы передать его имя и фамилию соответственно написанию в польском языке, однако сделала это на глазок: Wenceslav Glinski.

Данный вариант, конечно, неверен, он не учитывает даже того простого факта, что в польском языке буква v используется только в заимствованных словах. Правильное написание — Wieczyslaw Glynski. (Лица, приезжающие в США, не могут произвольно изменять своё имя, в том числе и его орфографию, тем более если их национальный язык пользуется латиницей.)

Проблема национально-языковой принадлежности связана также с античной и библейской этимологией имён. Носители современных имён могут по ассоциации быть сравнены со своими тёзками в истории и мифологии. В таких случаях переводчик стоит перед дилеммой: ориентироваться ли на современную форму данного имени в исходном языке (например, Илайджа, Рут, Хейгар) или на его исторический или мифологический прототип в том виде, в каком он зафиксирован на языке перевода (соответственно Илия, Руфь, Агарь).

Очень ответственно следует подходить к текстам на английском языке, в которых содержатся европейские ИС неанглийского происхождения. В этом случае при передаче имён не действуют, конечно, правила англо-русской транскрипции, а необходимо учитывать правила практической транскрипции с языка оригинала. Именно в этих целях данная книга снабжена приложениями, в которых приведены сводные правила практической транскрипции с основных европейских языков.

Переводчикам с европейских языков на русский нередко приходится иметь дело с именами из восточных языков, воспроизведёнными на латинице, особенно с китайскими, японскими и корейскими ИС. Здесь существует опасность того, что такое ИС будет передано по правилам транскрипции с английского языка, а не с оригинального восточного. Например, в сообщениях на спортивную тематику, где перечисляются имена спортсменов из разных стран, переводчик или журналист, бывает, не задумываясь передаёт китайские имена следующим образом: Lin Tang — Лин Танг, Chen Jian — Чен Джиан и т.п., тогда как правильные варианты: Линь Тан, Чжэнь Цзянъ.

К сожалению, в русском языке уже широко распространились неправильные с точки зрения правил транскрипции с восточных языков варианты названия японских и корейских корпораций: Toshiba - Тошиба (правильно Тосиба), Hitachi — Хитачи (правильно Хитати), amsung — Самсунг (правильно Самсон) и др. Эти лингвистически некорректные названия уже приняты и самими этими компаниями на российском рынке, поэтому в ряде случаев приходится считать их уже устоявшимися "традиционными" соответствиями и использовать в дальнейшем.

Однако из сказанного не следует, что закрепившиеся в употреблении ошибочные варианты транскрипции можно считать за образец. Напротив, задача переводчика — противостоять этой неграмотной тенденции и использовать ту стройную систему практической транскрипции с восточных языков на русский, которую давно разработала отечественная ориенталистика.

Д. И. Ермолович
Из книги "Имена собственные на стыке языков и культур"

 



Самое популярное