исследование узбекских имен

ЗначениеИмени

исследование узбекских имен

автор статьи: Я. И. Авлакулов

Малоизученные типы имен собственных Узбекского языка и проблемы их исследования 

Лингвистическое изучение материала узбекской ономастики берет свое начало в 60-е годы прошлого столетия. До этого статьи, посвященные данной теме, носили научно-публицистический характер. 

В 1965 году Э. Бегматов защитил докторскую диссертацию на тему «Антропонимика узбекского языка» [5]. За ней последовали работы Т. Нафасова [17], С. Караева [13], З. Ду-симова [11], Л. Каримовой [15], Н. Ахуновой [1], Т. Рахматовой [20], С. Наимовой [16], посвященные топонимике узбекского языка. 

Х. Хасанов опубликовал несколько научных трудов по проблемам истории и транскрипции узбекских топонимов [9; 10; 26]. 

Следующий этап характеризуется усиленным вниманием к изучению топонимии узбекского языка в лингвистическом аспекте, интенсивной работой по сбору и исследованию антропонимов, макро- и микротопонимов на территории ряда районов и областей республики, городов Ташкент и Маргилан. В результате этой работы появился на свет ряд крупных исследований по антропонимике [2] и топонимике [12; 14]. 

В библиографический указатель «Узбекская ономастика» [4], составленный Э. Бегма-товым и Н. Улуговым, включены 1254 названия работ по топонимике, 413 - по антропонимике. Из этого следует, что наиболее изученными направлениями в узбекской ономастике являются топонимика и антропонимика. Другие типы имен собственных исследованы либо частично, либо эпизодически, либо вовсе не изучены. К последним относятся зоонимы, теонимы, мифонимы, идеонимы, библионимы, фитони-мы, гидронимы, документонимы и др. Между тем, нельзя представить ономастическое пространство узбекского языка без участия этих компонентов. Под термином «ономастическое пространство» следует понимать совокупность всех типов имен собственных определенного языка [7; 23; 24; 25]. 

Указанные типы имен собственных узбекского языка до сих пор не исследованы, что сужает наше представление о лексическом богатстве и разнообразии типов имен полной ономастической системы узбекского языка. Учитывая это обстоятельство, автор статьи решил собрать и исследовать материалы ономастического пространства узбекского языка, уделяя при этом особое внимание малоизученным типам имен собственных. 

Процесс изучения отдельных типов имен собственных сопряжен с рядом трудностей и спорных моментов. 

Имена собственные выражают индивидуальное значение, одно конкретное понятие. В связи с этим содержанием имен собственных является понятие с максимальным значением, а функцией - максимальная номинативность [21]. По словам Н. В. Подольской, основная функция имен собственных заключается в номинации [19]. Как подчеркивает А. В. Су-перанская, имя собственное связано с одним конкретным предметом и ассоциируется с понятием отдельного объекта [24]. Следовательно, таким способом имена собственные классифицируют и нейтрализуют предметы и явления, превращают названия определенных, отдельно взятых предметов в названия объектов. Например, слово река является общим названием множества рек, а гидроним Амударья - одной реки. 

Если придерживаться этой точки зрения в процессе изучения некоторых типов имен, то выясняется, что они не всегда отвечают этим требованиям. Примером могут служить этнонимы - названия родов и племен, народностей и наций. Их принадлежность к типам имен собственных является весьма сомнительной. Этнонимы - названия определенных групп людей, входящих в один род или племя. Например, антропоним Турсун - имя одной индивидуальной личности, а этнонимы кыпчак или мангыт - названия определенных групп людей, объединенных одной социальной принадлежностью. В этом вопросе мы придерживаемся мнения А. В. Суперанской, которая пишет о сомнительности отнесения этнонимов, фито-нимов и некоторых других типов имен к именам собственным, поскольку они обозначают группы людей или других объектов. Этнонимы - это «групповое обозначение» личностей, а не каждой личности в отдельности [23]. 

Среди исследователей нет единого мнения по поводу определения места этнонимов в системе имен собственных. 

Так, Н. А. Никонов относил этнонимы к именам собственным и во всех своих научных трудах придерживался именно этой позиции [18]. В. Д. Бондалетов считал спорным вопросом отнесение этнонимов к составу имен собственных [7]. До него подобное мнение было выражено и А. А. Реформатским [21]. А. А. Белецкий считает, что этнонимы занимают промежуточную позицию между именами собственными и именами нарицательными [6]. Узбекский ономаст Э. А. Бегматов в целях определения места этнонимов в системе ономастики языка исследовал их по 32 критериям, которым должны соответствовать имена собственные. В результате им установлено, что этнонимы по 18 критериям соответствуют требованиям к именам собственным, по 18 - не отвечают им совсем, а по 5 критериям занимают промежуточную позицию [3]. Исходя из полученных результатов, Э. А. Бегматов приходит к следующему выводу: 

1. Этнонимы являются лексическими единицами, занимающими переходную позицию между именами нарицательными и именами собственными. 

2. С точки зрения номинации этнонимы обозначают не конкретное, обособленное лицо, а группу лиц и служат для дифференциации людей, объединенных в одну группу, от другой подобной ей группы. 

3. Лексическое значение этнонимов является многогранным и энциклопедическим. 

4. В связи с тем, что этнонимы являются названиями, занимающими промежуточное положение между нарицательными именами и именами собственными, они пишутся иногда с прописной, а иногда со строчной буквы. Это приводит к тому, что одни исследователи считают этнонимы именами собственными, а другие - именами нарицательными [3]. Подобное колебание можно заметить и в названиях бахчевых растений, видов деревьев и их плодов, например: 

сорта винограда: «Сояки» - сояки, «Ним-ранг» - нимранг, «Буваки» - буваки, «Бобиби» 

- бобиби; 

сорта дыни: «Амири» - амири, «Бурикалла» - бурикалла. 

Наряду с этим существуют специальные названия деревьев, растений и плодов, которые пишутся с большой буквы: «Кизил шар» (Красный восток), «Тошкалла» (Голова-камень) - сорт пшеницы и ячменя, «Сари гузал» (Желтая красавица) - сорт груши, «Бах,ор» (Весна) - сорт вишни, «Антиба» (Необыкновенный) - сорт грецкого ореха, Ойдин (Полнолуние), Хрсилдор (Урожайный) - сорт яблок и груш. Эти названия можно включить в состав имен собственных. 

Как известно, большинство подлинных имен собственных по грамматической структуре являются односоставными или двусоставными словами. К примеру, Малика, Тух-ва (личные имена), Карши, Ургенч, Бухара (города) - односоставные слова, Гульсевар, Ташпулат (личные имена), Кашкадарья, Мир-зачуль (топонимы), Карадарья, Иккикудук (гидронимы), Каратаг, Бабатаг, Кырккыз (оронимы) - двусоставные имена собственные. Однако среди названий исследуемых групп слов встречаются и примеры, не соответствующие вышеуказанным требованиям. Например: «Венская конвенция о правах человека» - документоним, «День работников прессы и средств массовой информации», «День наставников и преподавателей» - названия праздников. Подобные примеры часто используются в качестве названий научных трудов, произведений художественной литературы. Возникает вопрос: отвечают ли эти названия по своей внешней форме требованиям имен собственных? Если ответ отрицателен, куда же их следует относить? Может быть, это - текстовые единицы? 

Целый ряд названий в текстах передается в кавычках. Кавычки выполняют несколько функций: синтаксическую, стилистическую, в переводах они обозначают опущенное слово из текста, в ссылках выделяют чужую мысль. Возникает вопрос: какую функцию выполняют кавычки при употреблении некоторых типов имен собственных? 

В кавычки часто заключают названия плодов или ягод: «^исрав кишмиши» (Кишмиш Хосрова), «Кулжа» (сорт винограда), «Мех,моний» (Гостеприимный), «Тилла олма» (Золотое яблоко), «Сарик луччак» (Желтый лысый), «Ок шафтоли» (Белый персик), «Сари^ гилос» (Желтая вишня), «Кора гилос» (Черная вишня), «О^тут» (Белый тутовник), «Манкет» (тутовник); названия орденов, медалей, нагрудных знаков и других государственных поощрений: орден «Муста^иллик» (Независимость), медаль «Жасорат» (Храбрость), нагрудный знак «Узбекистон белгиси» (Знак Узбекистана); названия торговых, финансовых, общественно-бытовых предприятий и организаций. К этой же группе можно отнести библионимы - наименования произведений художественной и научной литературы, названия произведений искусства (музыки, живописи, скульптуры), документонимы - названия указов, постановлений, нормативных актов, а также названия народных праздников, почетных дней, названия продуктов средств массовой информации. 

Указанные типы названий характеризуются двумя особенностями. Во-первых, они пишутся с заглавной буквы, что сближает их с именами собственными; во-вторых, они берутся в кавычки. Как известно, общепринятые типы имен собственных при нейтральном функционировании всегда пишутся с заглавной буквы: Нуриниса, Батыр (личные имена), Ширинбу-лак, Карасув (названия родников), Карабайир (кличка лошади), Зухра, Саратон (ктеонимы), Букентов, Мальгузар, Актов (оронимы) и т.п. 

Заглавная буква в подлинных онимах отличает их в текстах и рекламных надписях от нарицательных имен; они не заключаются в кавычки. Однако если эти имена выполняют вторичную номинативную функцию, то они пишутся в кавычках: Ташкент - город  «Ташкент» - название ресторана, Бабур - личное имя «Парк Бабура» - название парка, Туркистон - название территории «Турки-стон» - наименование газеты, Бухара - город  «Бухарский торговый ряд» - название картины. 

Таким образом, при исследовании малоизученных типов собственных имен возникает ряд трудностей. В их число входит и определение функции кавычек в системе ономастики, так как задачу выделения названия либо указания на имя собственное какого-либо объекта выполняет написание с заглавной буквы. 

Все это затрудняет определение места и статуса указанных имен собственных в системе узбекской ономастики и требует дальнейшего исследования. 

 

Список литературы 

1. Ахунова, Н. Топонимы Кокандской группы районов : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ташкент, 1978. 

2. Бегматов, Э. Правописание узбекских имен : вопросы узбекского и русского написания. Ташкент : Фан, 1972; Узбек исмлари. Тошкент : Фан, 1962; Географик номлар сири. Тошкент : Узбекистан, 1985. 

3. Бегматов, Э. Этнонимларнинг тил ономастик тизимига муносабати // Хоразм Маъмун академияси ахборотномаси. 2007. № 2. Урганч. 

4. Бегматов, Э. Узбек ономастикаси : библиографик курсаткич / Э. Бегматов, Н. Улу-гов. Тошкент, 2008. 

5. Бегматов, Э. А. Антропонимика узбекского языка : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ташкент, 1965. 

6. Белецкий, А. А. Лексикология и теория языкознания : ономастика. Киев, 1971. 

7. Бондалетов, В. Д. Русская ономастика. М. : Наука, 1983. 

8. Бондалетов, В. Д. Русская ономастика М. : Просвещение, 1983. 

9. Географик номлар имлоси. Ташкент : Фан, 1962. 

10. Географик номлар сири. Тошкент : Узбекистон, 1985. 

11. Дусимов, З. Топонимы Северного Хорезма : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ташкент, 1970. 

12. Дусимов, З. Хоразм топонимлари. Тошкент : Фан, 1985; Нафасов, Т. Узбекситон топонимларининг изохли лугати. Тошкент : У^итувчи, 1988,  Карши, 2010. 

13. Караев, С. Опыт изучения топонимики Узбекистана : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ташкент, 1969. 

14. Караев, С. Топонимия Узбекистана : социолингвистический аспект. Тошкент : Фан, 1991; Населенные нункты (конец XIX - нач. XX в.). Ташкент : Университет, 2001. 

15. Каримова, Л. Топонимы в северо-узбек-ских говорах : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ташкент, 1972. 

16. Наимова, С. Ойконимы Бухарской области : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ташкент, 1984. 

17. Нафасов, Т. Топонимы Кашкадарьин-ской области : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ташкент, 1968. 

18. Никонов, В. А. Этнонимы // Этнонимы. М. : Наука, 1970. 

19. Подольская, Н. В. Какую информацию несет топоним // Принципы топонимики. М. : Наука, 1964. 

20. Рахматова, Т. Топонимы города Самарканда и его окрестностей : автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1973. 

21. Реформатский, А. А. Топонимика как лингвистический факт // Топонимика и транскрипция. М. : Наука, 1964. 

22. Суперанская, А. В. Апеллятив-онома // Имя нарицательное и собственное. М. : Наука, 1975. 

23. Суперанская, А. В. Общая теория имени собственного. М. : Наука, 1973. 

24. Суперанская, А. В. Терминология и ономастика // Вопросы разработки научно-технической терминологии. Рига, 1973. 

25. Топоров, В. Н. Из области теоретической топонимики // Вопр. языкознания. 1969. № 6. 

26. Хасанов, Х. Жой номлари тарихидан. Тошкент : Фан, 1965.




Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:
Ваша почта:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить



Самое популярное

Новое на сайте